Дом Ершова

Отреставрирован и открыт для гостей в историческом здании Ишима постройки 1864-го года. Красоты сказочной! Пока тянулись долгие реставрационные работы фасада, конечный облик представлялся именно таковым. Невычурным, непомпезным, немного кружевным. Что и передано великолепно в белоснежных резных наличниках. Завершающий шарм обновленного строения – барельеф Петра Ершова, созданный скульптором Дмитрием Новаковым. 

Парадный подъезд распахивает двери. И попадаешь в настоящий уютный дом. Ощущение особой теплоты, комфорта, раскрепощённости не случайно. Здесь работают все те, кто вжился в пушкинско-ершовскую эпоху, изучая всевозможные архивные документы по городам и весям нашей необъятной страны. Лишь затем, чтобы сконцентрировать всё на малой родине писателя. Чтобы знали, помнили, ценили, берегли «родного земляка Ершова». 

Надежда Проскурякова – директор Культурного центра. Патриот и фанат писателя. Без которой, думаю, многое бы попросту не состоялось. Охотно делится воспоминаниями: 

– Авангардный дизайн двух комнат экспозиции «Неизвестный Ершов» выполнила группа тюменских специалистов под руководством Дмитрия Парфёнова. В стадии разработки его одобрила наша почётная гостья из Москвы, известный пушкинист Наталья Михайлова... 

В документально-исторической экспозиции загадочный, мистически-далёкий земляк обретает реальный портрет, становится ближе, дороже. Оживают города, кои сыграли основополагающую роль в становлении писателя: Ишим, Тобольск, Санкт-Петербург. Многочисленные фото, копии картин, документов, гравюр, литографий. 

Дорожное бюро XIX века для письменных дел, чернильница (XVIII в.) с гусиным пером. Копия журнала «Библиотека для чтения» (словесности, наук, художеств, промышленности, новостей и мод), издаваемого в городе на Неве. Где в третьем томе за 1834-ый и была опубликована первая часть сказки «Конек-Горбунок» со следующим предисловием: «... «Библиотека для чтения» считает долгом встретить с достойными почестями и принять на своих страницах такой превосходный поэтический опыт, как «Конек-Горбунок» Г.Ершова (Г. – господина – Авт.), юного Сибиряка, который ещё довершает своё образование в здешнем Университете: читатели сами ощутят его достоинства, – удивительную лёгкость и ловкость стиха, точность и силу языка, любезную простоту, весёлость и обилие удачных картин... описание конного рынка, – картину, достойную стоять на ряду с лучшими местами Русской легкой поэзии». 

Имеется и оригинальный экземпляр сорок второго тома журнала за 1840 год с прочими литературными раритетами: четвёртым прижизненным изданием ершовской сказки и сочинениями друзей писателя Ивана Калашникова и Евгения Гребёнки. Да и само издание полюбившегося всему свету творения Ершова представлено почти на всех языках мира. 

Здесь вспоминаются лирические строки Петра Павловича: 

Вся жизнь прошедшая, как летопись годов, 
Раскрыта предо мной – и дружба, и любовь... 

Близкие люди, друзья и издатели. Смотрят внимательно, изучающе. С оптимизмом, лёгкой грустью. Великая эпоха – и личности ей под стать... Фотопортрет и лёгкие акварели (второй половины XIX века) друга писателя Михаила Знаменского с видами Тобольска, сцен бытовой жизни и иллюстрациями к сказке. 

Портреты жён писателя, выполненные ишимским художником Виталием Емельяновым, окружены ореолом лирической тайны: Серафима Александровна (Лещёва), Олимпиада Васильевна (Кузьмина), Елена Николаевна (Черкасова). Кстати, все «веточки» фамильного древа, найденного ишимскими ершововедами, идут от брака с последней. Спутницы по жизни и музы Ершова, вдохновившие на признание: 

Я понял, я знаю всю цену любви! 
Я жил, я дышал не напрасно! 

Шикарные дары почетных гостей: тропическая раковина из Тихого океана с перламутровым изображением пера Жар-птицы от Ольги Утковой-Устиновой (дочери исследователя жизни и творчества Ершова), белоснежные композиции тобольского костореза Минсалима Тимергазеева, фарфоровые сувениры от Александра Рязанова (директора Пушкинского музея-заповедника «Захарово-Большие Вязёмы»)... 

И ершовской рукой дизайнерски ловко с нужным каллиграфическим наклоном и закруглениями букв вычертано на облицовочном экспозиционном декоре: 

Рождённый в недрах непогоды, 
В краю туманов и снегов, 
Питомец северной природы 
И горя тягостных оков, – 
Я был приветствован метелью, 
Я встречен дряхлою зимой, 
И над младенческой постелью 
Кружился вихорь снеговой… 

Угадываются завораживающие Безруковские места Приишимья. С лёгким посвистыванием, оглушительной тишиной и щемяще-чистой памятью о Петруше Ершове, прославившем Сибирь-матушку. 


Наталья КУТЫРЁВА. 
(«Тюменская область сегодня», 20.11.09)

<p><br></p>